Новогодний спектакль по мотивам романа братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу» — «Чародеи».

Главные роли

1. Алена Игоревна Санина.

2. Аполлон Митрофанович Сатанеев.

3. Кира Анатольевна Шемаханская.

4. Иван Сергеевич Пухов.

5. Иван Степанович Киврин

6. Виктор Петрович Ковров. (возможен женский персонаж)

7. Фома Остапович Брыль

8. Юлий Цезаревич Камнеедов

9. Представитель Солнечного Юга.

10. Девочка Нина.

Вторые роли

1. Верочка.

2. Катенька.

3. Переводчица с кошачьего – Ольга Раененко 10 Б.

4. Петр Петрович Аматин – директор магазина музыкальных инструментов.

5. Секретарша Ольга.

Вступление

(в котором происходит показ основных персонажей и сюжетных линий)

(Хозяин кабинета сидит спиной к кулисе, закрыв глаза. Играет музыка)

— Кто?

— Я, — говорит молодой человек.

Аматин открыл глаза, повернулся и весело посмотрел на собеседника.

— В общем, ничего! Звучит наша продукция! Что у тебя?

— С наступающим вас Новым Годом, — слегка поклонился молодой человек, — Вот, зашел попрощаться.

— А я вовсе не хочу с тобой прощаться. Да еще в начале рабочего дня.

— Я ж вам говорил… и заявление подал, — забеспокоился молодой человек. — Невеста ко мне приезжает …Из Китежграда.

— Постой, постой, ты, выходит, женишься?

— Выходит…

— И хороша невеста?

— Не то слово, Петр Петрович! — Молодой человек мечтательно вздохнул.

— А кто ж она будет?

— Чародейка… Можно сказать, ведьма.

— Постой, постой. — Петр Петрович в полном недоумении уставился на просителя, — Если хороша, зачем же ей ведьмой быть?

— Работа у нее такая.. мм.. Если в общем, — молодой человек сделал неопределенно-округлое движение рукой, — волшебство в сфере услуг.

— Так, понятно..Что ж… Поздравляю!

Пожимают руки. И, протянув заявление, добавил:

— Смелый ты человек!

Пухов улыбается, кивает и уходит. Оставшись один, Аматин покачал головой.

— Да… Чего только не выдумают! Чародеи…(уходит)

(Музыка – представление героев)

Киврин-Шемаханская
Сатанеев-Алена

Алена-Пухов
Камнеедов (выходит только чуть-чуть и подглядывает за Аленой и Пуховым, разговаривающими по телефону)

Алену уводят Верочка и Катенька, а Пухова – Антон и Павел

Ковров(а)-Брыль

Нина

1 действие

(От декорации, оглядываясь и вздрагивая от холода, подходит человек южной наружности, с усиками, одетый явно не по сезону.)

(читает надпись на декорации)

Г. — Научный универсальный институт необыкновенных услуг. Ну и нyуу….Какие люди тут, наверное работают, какие..вопросы решают!

(проходит дальше, оглядывается)

(Выходят Сатанеев. и Камнеедов, оглядывая украшенные к Новому году декорации. Придирчивый взгляд Сатанеева останавливается на большой, составленной из цветных букв надписи: «С Новым годом? НУИНУ!»)

С. — Кто поставил этот вопрос?

К. — Он вместе с буквами в кладовке лежал, — оправдывается Камноедов, прижимая к груди блокнот и карандаш.

С. — Вопрос снять, — категорически приказывает Сатанеев. — Вопросы надо ставить уместно… и своевременно. Этот — от этой стены.

( Сатанеев по-военному поворачивается кругом. Вместе с ним такой же маневр совершает Камнеедов. На противоположной декорации перед ними открывается лозунг: «Что ты сделал для науки!». Камноедов читает его почти по слогам.)

С. – Потом прочитаете. Поторапливайтесь, скоро восемь утра!
(бой часов, нарастающий шум, входят люди – массовка и главные герои — директор Института Кира Анатольевна Шемаханская, раскланиваясь направо и налево с начинающей ходить массовкой, здороваясь с массовкой, одновременно продолжая давать указания. Это: Киврин, Сатанеет, Камноедов, секретарша Ольга, переводчица с кошачьего, 2-3 человека из массовки)

Ш. — Испытания назначаю ровно на десять. Ученый совет должен быть в полном составе.

С. – Кота ученого приглашать будем?

Ш. – Переводчица с кошачьего здесь?

П. — ..здесь… (выходит вперед)

Ш. – Кот не заговорил?

П. – Он делает успехи и старается.

Ш. – Я слышу это второй год. … Мы ввели кота в ученый совет для того, чтобы он тренировался, но он ленится. Куда это годится? … Во всех институтах нашего профиля есть говорящие животные — ослы, обезьяны… попугаи, наконец!
П. – Но он же не попугай.

Ш. – Я даю вам три дня сроку. Теперь так. Еще раз прошу обратить внимание на форму… волшебной палочки. Пусть выражает содержание, но так, знаете ли, без нажима, сдержанно.

С. — Как говорится, простенько, но со вкусом! Проследим!

(Кира Анатольевна с сомнением покосилась на Сатанеева и обратилась к Киврину)

— Иван Степанович, вы тоже, как заместитель по науке, помогите, пожалуйста, Саниной.

К.— Кира, я должен с тобой поговорить! (шепчет)

Ш.— Прямо здесь? Зайдем в кабинет.

(отходят на аванс-сцену. Мимо них проходят массовочники, здороваются, герои здороваются в ответ внутри диалога)

— Там телефоны, я видеть их не могу! — воскликнул Киврин.

— Иван, люди смотрят, — вздохнула Шемаханская.

(показывает ей заявление, звучит записанный трек с голосом Шем.

– В седьмой раз убедительно прошу выйти за меня замуж.

Ш. поправляет прическу, волнуется, пишет на заявлении ручкой, запись голосом К.

— В седьмой раз согласна, как только будет время. )

Ш. – Все?

К. – Нет.

Ш. — Чего ты хочешь?

К. — Определенности! Всего, что есть у других людей!

Ш. — Ты же знаешь, — мягко упрекнула Кира. — Сегодня такой ответственный день…

К. — У тебя все дни ответственные, — возразил Киврин, — Ты на ответственном посту.

Ш. — Хорошо. Как только пройдут испытания…

К. — Значит — завтра! — твердо сказал Киврин.

Ш.— Завтра, — кивнула она, поглядывая вокруг.

К. — Обещаешь?

Ш.— Если все пройдет хорошо (отодвигает Киврина с его заявлением)
(уходят вместе с массовкой в разные стороны, К. – смотрит вслед Ш, Ш. – разговаривает с кем-то).

(через сцену бежит Алена в накинутой на плечи шубке.)

С. — Алена Игоревна! Куда же вы… ( Сатанеев идет следом)…позвольте заранее поздравить… (Алена обернулась)…испытания пройдут успешно, я уверен…

А. — Да, надеюсь, — вежливо кивнула.

С. — Разрешите пригласить по случаю … Вместе отобедать … Так сказать, товарищеское застолье…

А. — Я сегодня не обедаю. — (Алена смеется, почти убегая в противоположную кулису)

С. — П-почему? – растеряно.

А. — Диета, — убегая в кулису, — Диета! – рассмеялась.

С. — Какая девушка! — шепчет восхищенно, — Какая девушка!

Голос из-за кулисы, колонны, стола или стула, — Красавица! Мечта! Ай-яй-яй! —голос с кавказским акцентом. — Такую надо очень беречь!

(Сатанеев изумленно оборачивается)

Г. — Примите… к обеду, для девушки, — гость с Юга вытаскивает сначала яблочко, потом гроздь винограда из портфеля, — И вот!

(Сатанеев кусает яблоко, потом берет виноград и только после этого изумленно смотрит на человечка)

С.— Что такое ? Вы, собственно, кто?

Г. — Гость! — торжественно представляется незнакомец. — Представитель солнечного Юга. Но вы не подумайте — у меня наряд!

К. — Да-а, — (критически оглядывая пальтишко гостя, говорит вышедший из-за спины Гостя Камнеедов)— Наряд –то у вас неподходящий…

Г. — Как? Почему? — Гость распахивает объемистый портфель и принимается в нем копаться,— Почему неподходящий? Пять печатей! Целых пять!

(он торжественно предъявляет усеянную штампами бумагу)

Г. — Смотрите — на получение одной волшебной палочки. Понимаете, всего одной — на весь солнечный юг! Ну разве это много!

К.— Поторопились, товарищ, — сухо говорит Сатанеев.—В. П. еще нет.

(уходит прочь, прижимая к груди виноград)

Г. — Как нет? — Представитель Кавказа бросается за ним.

К. — Волшебная палочка еще не готова, — (преграждает ему дорогу бдительный Камноедов) — Ей только форму придают. Видишь?

( Камноедов указывает на «Не входить! Идет творческий поиск!»)

(Гость подходит к надписи, жмет плечами и уходит за декорацию)
(на аванс сцену выбегает Алена, оглядывается, достает телефон и принимается звонить Ивану в Москву. Голос И. отвечает из-за декораций. Декорации переворачиваются, открывают мастерскую древесины.)

А. – Алле, да!

И. – Аленушка! Вылетай ближайшим рейсом, я без тебя просто уже не могу!

А. – Да, родной, хорошо, только Кире Юрьевне заявление отдать нужно. Знаешь, а я.. а я

каждую твою веснушку вижу.

И. – Какие веснушки, пропали все уже.

А. – Как пропали, почему?!

И. – До весны!

А. – Аа.. – смеется, — вот видишь, я их сохранила на всю зиму! Иванушка, дорогой мой, мне пора! Мы увидимся с тобой скоро-скоро!

И. – До встречи, Аленушка!

(Алена убегает)

(Во время разговора появляется сердитый Ковров и роется в стружках. Рядом стоит понурый Брыль.)

— Где чертеж? Где хотя бы рисунок?! — кричит Ковров, поднимая тучи стружек.

— Да не оставляла Алена ничего, —оправдывается Брыль. — Торопилась очень. Пальчиком в воздухе начертила — и все!

— Не мог сохранить! — бросает через плечо Ковров.

— Так я ж не магистр черной и белой магии, как некоторые, — продолжает ныть Брыль. — Я этого не умею…

(Ковров решительно подходит декорации с изображением подвешенного ствола дерева)

— Ладно. Будем делать сами. Изобретем что-нибудь.

— Ой, Витенька, не надо! — хватая его за руки, молит Брыль, — Не дразни начальство! Лучше я Алену поищу…

(Ковров яростно чешет в затылке и, отстранив с дороги Брыля, направляется прочь из кулис.)

— Сиди здесь, искатель…

(В мастерскую волшебной древесины заходят Сатанеев и Камноедов.)

С. — Почему сидим, почему не работаем? — строго спрашивает Сатанеев, уставясь на вскочившего Брыля. — Где Санина, где Ковров?

Б. — Жду! — по-солдатски вытянув руки по швам, докладывает Брыль.

(Сатанеев подходит к основной декорации, рассматривает. Взгляд его останавливается на глубоко врезанной в кору надписи: «Гена + Люся = любов».)

С. — Ге-на плюс-Лю-Ся равно ЛюБов. Эт-то что такое? — возмущенно спрашивает он.

Б. — Дуб! — рапортует Брыль, не меняя позы.

К. – (вставляя между репликами) Мы видим, что не липа.

С. — Я спрашиваю, кто такие… Люся + Гена?

Б. — Не могу знать! — еще больше вытягивается Брыль. — С ними и доставлено! — Сатанеев поворачивается к Камноедову.

С. — Выяснить, кто были эти личности, и строго взыскать за порчу древесных насаждений.

К. — Как это — взыскать? — растерянно моргает Камноедов.

С. – Я сказал, взыскать.— категорически заявляет Сатанеев. — Зафиксируйте!

Камноедов утыкается в блокнот, а Сатанеев направляется к выходу за кулисы.

— А вы – срочно за мной! Форму будете создавать под моим личным контролем. Форме сегодня придается большое…

(Сатанеев затруднился в поисках подходящего слова и даже щелкнул пальцами от нетерпения.)

— Содержание… — расторопно подсказал Камноедов.

— Вот именно, — согласился Аполлон Митрофанович.

(уходят)

(Номер «Танец Волшебных палочек»)

(декорации переворачиваются – главный холл)

(реквизит – стулья, столик, накрытый красивым полотном)

2 действие

(раздается звонок на совещание, один за другим выходят персонажи. Ш. встает посредине. Из-за декорации выходят Алена, извиняется. и Ковров.)

Ш. — Все наконец? — строго спросила она. — Приступим!

К. подает директрисе небольшой резной ларец. Кира открыла крышку. Брови ее изумленно вздернулись.

Ш. — Что это?

К.— В. П., .. ну, то есть …простите, волшебная палочка.

(Ковров и Брыль переговариваются, пока Ш. рассматривает палочку-карандаш)
К. – Это ты.. нахимичил?

Б. – Что ты! Сам Сатанеев проруководил.

К. – Вот.. дуб.

Б. – ..сдается мне, этот дуб нам еще пошумит.

(Алена тихо ахает. Ковров грозно уставился на Брыля. Брыль пожал плечами и показал глазами на Сатанеева. Члены ученого совета молча ждут реакции Шемаханской.)

Ш. — Так, — молвила Кира Анатольевна голосом, не предвещающим ничего хорошего. — И кто же это… сотворил?

Сатанеев сделал шаг назад, на всякий случай выдвинув перед собой Камноедова. Алена умоляюще посмотрела на Киврина, шепнула ему.
— Иван Степанович. Выручайте!

Киврин ободряюще улыбнулся.

— Интересное решение! — громко сказал он.

— Вы думаете? — спросила Кира, оборачиваясь.

— А что? — Киврин обвел взглядом присутствующих, словно приглашая присоединиться к его высказываниям. — Просто, демократично.

Ученый совет пришел в движение, послышались одобрительные реплики:

— Удобно…

— Знакомо…

— Без выкрутасов…

Кира Анатольевна вздохнула, пожала плечами.

— Мне виделось что-то более… изящное, но если нет возражений… форма принимается. Приступим к проверке содержания.

Она обвела взглядом присутствующих.

— Что ж, друзья! — говорит она, с волнением глядя на волшебный предмет. — Нам остается только что-нибудь пожелать. Ваше слово, Алена Игоревна.

(Алена смущается и опускает глаза в пол.)

— Что же вы, Аленушка? — ласково говорит Шемаханская, — Пожелайте что-нибудь самое прекрасное!

— Отпуск! — выпаливает Алена, — Целый месяц, с сегодняшнего дня!

— Самое прекрасное — это наши прекрасные девушки, — льстиво перебивает ее Сатанеев. — Но они у нас уже есть!

Он смотрит на Алену и Киру. Кира слегка кивает. Алена отворачивается.

— Цветы! — вдруг тихо говорит секретарша Ольга.

— Молодец, Оля! — снисходительно улыбается Шемаханская и обращается к Совету: — Прошу внимания! Сейчас я взмахну рукой, — она демонстрирует изящный жест, — произнесу «букет цветов», и цветы должны появиться на этом столе. Как видите, палочка очень проста в обращении.

(к Ш. обращается один из людей в ученом совете)

— Простите, Кира Анатольевна, вам не кажется, что в целях чистоты эксперимента надо бы… передать палочку в руки лица незаинтересованного, не знакомого с волшебством и современной магией?

Кира слушает говорящего с некоторым раздражением, но соглашается:

— Пожалуй… Но где же мы найдем такое… лицо?

— Я такое лицо! — раздается голос с кавказским акцентом. К ним выходит гость с Юга.

— Лицо я! Самое подходящее, — торопясь, говорит гость с Кавказа. — Волшебства не знаю! Даже в детстве сказок не читал! Я деловой человек, у меня наряд! Сейчас все сделаю, смотрите, пожалуйста!

Он ловко выхватывает палочку из рук ничего не понимающей Киры.

— Эйнананэ.… Вот! Раз, два, три! Букет цветов!

(Повторяет жест Шемаханской, гость с юга легко и плавно взмахивает палочкой. Гаснет свет и зажигается. Восторженный возглас. На столике лежит букет)

Г. — Ага! Что я говорил!

Но на него никто уже не обращает внимания. Все повернулись к Кире.

— Свершилось! — тихо говорит она.

(Раздаются вежливые аплодисменты, слова «Поздравляйте, она никому никогда не прощает ошибок!», все бросаются к ней, жмут руки, ученый совет обменивается впечатлениями)

— Потрясающе!

— Какой успех…

— …академия…

—…скрижали…

(Переводчица) — …мяу!

(компания продвигается к краю кулисы, обсуждают все)

(Гость прячет волшебную палочку и крадется к выходу. Появившийся рядом Ковров аккуратно берет его под руку.)

Ковров. — За помощь спасибо,

Камнеедов грозно. — ….а палочку, пожалуйста, сюда. — Он протягивает открытый ларец.

Гость. — Слушай, только шапку зимнюю, можно? — умоляюще поглядывая на волшебников,— Уши мерзнут…

— Дома отогреешь! – говорит Брыль.

(все уходят)

(на сцену выходят Верочка и Катенька в обнимку с Аленой, звучит мечтательная музыка).

В. — А вы его очень любите?

А. — Ужасно, Верочка!

К. — А он красивый?

А. — Очень. Высокий, красивый..

(из-за кулис выглядывает Камнеедов и подслушивает)

В. — А все-таки, Алена Игоревна… Что нужно сделать, чтобы тебя так получили, а?

К. — Расскажите!

(песня и танец «Загадка»)

(уходят в танце)

(выходит весь ученый совет, рассаживается по местам, во главе Шемаханской)

 

Ш. — А что, если пригласить комиссию для приема волшебной палочки не как-нибудь, в рабочем порядке, а торжественно, со значением, например, тридцать первого декабря? Устроим настоящий новогодний бал, с музыкой, танцами, а главное — с демонстрацией нашего нового изобретения в действии.

(Совет возбужденно зашевелился)

С. — Впечатляюще… — тихо.

Ш. — Что?! – грозно.

С. — Дальновидно! — произнес Сатанеев громче и восхищеннее.

Ш. – И я так думаю!

С. — Предлагаю программу: елка с противопожарными огнями, аниматоры Дед Мороз и Снегурочка, скромное товарищеское застолье и танцы под трансляцию. В фойе — три плазменных телевизора в ряд!

(Камнеедов включается в разговор)

Камнеедов. — А вот вряд ли.
(раздаются смешки)

Ш. (недовольно) — Необходимо пригласить хороший эстрадный ансамбль.

С. — А может, самодеятельностью обойдемся? — осторожно спросил.

Ш. — Не обойдемся! — твердо сказала Кира. — Ансамбль должен быть! Возьмите кого-нибудь в помощь и приступайте!

С.— Если не возражаете — Санину Алену Игоревну? — быстро предложил Сатанеев.

Ш.— Не возражаю! — кивнула Кира и обратилась к Киврину: — Иван Степанович, а вы что скажете?

Кив. — Ансамбль, конечно, хорошо, — откликнулся Киврин. — Но вот комиссия… Под Новый год… Поедут ли?

Ш.— Поедут, поедут. — Кира улыбнулась. — Этим займетесь ..вы.

Кив. — Что значит — займусь? — Киврин даже привстал.

Ш.— Съездите в Москву, поговорите, пригласите, попросите, — мягко, но настойчиво сказала Шемаханская.

Кив. — Но у меня… совсем другие планы! — Киврин поднялся во весь рост.

Ш.— Я знаю, Иван Степанович, знаю, — пристально глядя на него, продолжала Кира. — И все-таки… прошу.

Кив. — Хорошо. — Киврин встал и пошел к выходу.

Шем. — Перед отъездом, пожалуйста, загляните ко мне, — говорит уже в спину, Киврин уходит.

Шем вздыхает и говорит секретарше.
Шем. — — Олечка, закажите, пожалуйста, Ивану Степановичу билет, погоду я обеспечу… (встает) На этом, коллеги, заседание окончено. Спасибо.

(все расходятся, кроме Сатанеева и Камнеедова)

— Аполлон Митрованыч.. Решил вот сообщить вам некоторые… соображения.

— Сообщай, — позволил Сатанеев.

— Я тут подключился… и узнал… Думал, вам сказать нужно…

— Так.. так.., — поощрил помощника Сатанеев.

— Алена Игоревна как бы замуж собирается… Нну.. ну, я пойду? Ага..

(Камнеедов пятится назад, а Сатанеев застывает, прикладывая руку к груди, до тех пор, пока на сцену не выбегают танцоры)

(танец «Современный»)

(смена декораций – один стул)

3 действие

(в середине танца на сцену выходит Шем. и садится, смотрит номер. С другой стороны выходит Киврин и тоже наблюдает за танцем. Танец заканчивается и танцоры сбиваются в кучку, ожидая приговора.)

(Кира сердито вздыхает и поднимается из кресла)

Ш. — И это вы хотите продемонстрировать высокой комиссии из центра? Вы что, не понимаете, с какой целью сюда пришли?? У нас здесь не кабаре! И не танцпол! Нет, это решительно не годится… В таком виде!

— А мне, представьте, понравилось, — неожиданно заявил Киврин, выступая из угла и улыбаясь девушкам. — Весело, легко, грациозно…

Кира вскинула брови.

— Вы ….здесь?!— И, обернувшись к танцорам, махнула рукой, — Исчезните!

(Звук волшебства. Танцоры начинают роптать, растворяются в воздухе. Киврин разводит руками.)

К.— Ну, зачем же так-то, Кира!

Ш.— А затем, чтобы ты не смотрел, куда не надо! — Она отвернулась.

К. — Это что-то новое, — усмехнулся он. — Первая вспышка ревности за семь лет…

Ш. — Ты появился неожиданно.

К. — Прости… Зашел попрощаться.

(Шем. подходит, Киврин обнимает ее легко за пояс, она кладет руку ему на плечо, поглаживая его кончиками пальцев)
(в этот момент с намерением войти из-за декорации показывается Сатанеев)

Ш. — Пойми, Ваня, обстоятельства… Но это в последний раз!

К.— Сфера услуг, Кира, беспредельна, как Вселенная. И так же вечна, в отличие от нас…

Ш.— Обещаю тебе… Как только ты вернешься ….

К. — Не надо! Я устал ждать, надеяться, разочаровываться и снова — ждать. Как видишь, волшебники тоже бывают в заколдованном кругу.

(Кира печально посмотрела на него)

К.— Не знаю, успею ли повидать тебя до Нового года в спокойной обстановке. Поэтому… Вот, это для тебя…

(Он протянул ей изящный кулон на тонкой цепочке. В центре кулона сверкали миниатюрные часики. Кира сделала протестующее движение.)

Ш. — Только не это, прошу тебя!

К. — Но почему? — искренне удивился Киврин.

Ш. — У меня дома уже лежит тринадцать подаренных тобой часов. Давай остановимся на этой волшебной цифре.

К. — Нет, на тебя, действительно, сердиться просто невозможно!

Кира улыбнулась.

Шем. — Счастливого пути, Иван Степанович!

(Шем. уходит, прощально посмотрев на Киврина)

(на сцену выходит Алена)

Кив.— С наступающим, Алена Игоревна, — живо приветствовал девушку Иван Степанович. — Рад видеть вас, особенно с такими сияющими глазами… Что-то здесь нечисто, а? — добавил он лукаво.

А. — Чисто, чисто, — улыбнулась она. И тихо добавила: — Замуж выхожу.

— Да ну! От всей души! Примите самые сердечные поздравления.

— Спасибо. Он в Москве меня ждет. Сегодня вылетаю.

— Вечерним? — спросил Киврин. Алена кивнула.

— Вы представить себе не можете, как мне сегодня везет, — воскликнул Киврин. — Я тоже лечу этим рейсом!

— Вот здорово! — Алена протянула ему обе руки. — Вы будете на моей свадьбе. Свидетелем с моей стороны!

— С величайшей радостью принимаю приглашение, — улыбается Киврин и пожимает протянутые к нему руки.

(Сатанеев, наблюдавший эту сцену из-за кулисы, до предела вытянул шею, чтобы ничего не пропускать)

К. — Примите и вы, чтобы, так сказать, не мешкая… — Киврин повесил на шею Алены кулон с часами на цепочке. — Надеюсь, Вам понравится. — Он сделал ударение на слове «вам».

( Алена восклицает от удовольствия.)

А. — Большое спасибо, Иван Степанович! — растроганно проговорила она и, привстав на цыпочки, поцеловала Киврина в щеку.

К. — Ну что ж. Жду вас в аэропорту. Надеюсь, не опоздаете?

А. — Теперь нет! — сияя сказала Алена и посмотрела на часы. Они расходятся.

(Сатанеев выходит на центр сцены и потирает руки)

— Так…. Так-так-так! Мне, кажется, тоже наконец повезло…

(с другой стороны выходит Кира и молча смотрит на него, пауза.)

Шем. – Апполон Митрофанович? У вас ко мне какое-то срочное дело?

Сат. — Все делается, Кира Анатольевна. Заявки в Москву уже посланы… но вот… Алена Игоревна улетать собралась. А я ведь в музыке не силен. Могут подсунуть что-нибудь… неподходящее…(Кира прохаживается по сцене и садится в кресло)

Шем.— Когда улетает? Зачем? — Кира нахмурилась. — Вы сказали ей про распоряжение?

С. — Конечно, конечно, — преданно соврал Сатанеев. — Только она и слышать не хочет…

Сатанеев замялся, всячески изображая тяжкие муки внутренней борьбы.

Шем. — Да говорите же! — прикрикнула на него Кира.

Сат. — Тут, понимаете ли, такое обстоятельство… Бракосочетание, в общем. Свадьба завтра у нее…

Шем. — Да, это несколько меняет дело, — задумчиво произнесла она.

С. — …с Кивриным Иваном Степановичем, — осторожно продолжил фразу Сатанеев.

Шем. Резко подскакивает со своего места, — Что?!

Сатанеев соболезнующе опустил голову.

Шем., чуть помедлив, сжав руки в кулаки, — Что за вздор вы здесь говорите? — гневно воскликнула Кира. — Как это вам в голову взбрело?!

С. — И не взбрело бы, но факты, — невозмутимо ответил Сатанеев. — Как говорится, упрямая вещь… И потом что же здесь такого… Он человек видный, свободный… Она тоже… Так что имеет полное право.

Шем. — Чепуха какая-то! — Кира принимается ходить по кабинету. — Да я сама только что Киврина в Москву отправила!

С. — Вот видите! — тут же подхватил Сатанеев. — Он же мог отказаться, но не стал этого делать.

Шем. остановилась у окна спиной к Сатанееву.

С. — Может, мне уйти? — дипломатично предложил он. — А то вы чего-то расстроены…

Шем. — Изложите факты, — бесцветным голосом потребовала она.

С. — Извольте. Их отношения давно в глаза бросались. Хотя бы сегодня, во время испытаний, ведь это он вас карандашик-то принять убедил. Без него вы бы эту… демократичность ни за что бы не одобрили.

Шем. — Дальше

С. — То, что жениха Иваном зовут, вся лаборатория знает. Она только фамилию скрывала. Что на свадьбу в Москву летит — хоть сейчас убедиться можно — заявление у секретаря, одним рейсом, между прочим…

Шем. — Продолжайте! — Кира начинает повышать голос.

С. — Да что там говорить! — воскликнул тот, словно тяготясь взятой на себя ролью. — Только что сам видел, как они обнимались и кулон с часиками он ей на шею повесил…

Шем. — Врете! — крикнула Кира, резко поворачиваясь к Сатанееву и глядя на него так, что он попятился. — Насчет кулона это вы врете! Не может быть!

С. — Да за что же вы меня так, Кира Анатольевна! — воззвал не на шутку перетрусивший Сатанеев. — Вызовите Алену Игоревну — сами убедитесь — кулон у нее на шее висит!

Шем.— Пакость… Какая пакость!…..Привести!

С. — Киврин уже ушел! — быстро сказал Сатанеев.

Шем. — Санину! — потребовала Кира.

С. — Слушаюсь! — отрапортовал Сатанеев и опрометью выскочил из кабинета.
(через минуту на сцене появляется Алена)

— Ой, как хорошо, что вы вызвали меня, Кира Юрьевна, у меня самолет скоро..

— Вы никуда не уходите с рабочего места, Алена Игоревна. Прошу заняться вашими прямыми обязанностями и до конца дня предоставить мне полный отчет о проделанной работе. (Кира непреклонна и говорит тоном начальника)
— Как.. что? Кира Юрьевна! Я же.. заявление.. вот.. и
— Повторяю еще раз – я не отпускаю вас.

— По.. Почему вы не хотите меня понять? — Алена говорит со слезами в голосе и недоумением

— Это я должна вас понимать? — Кира удивляется. — Я?!

— Неужели вы никогда не любили? — продолжала Алена, сверкая глазами.

— Удивительное бесстыдство! — Кира даже руками всплеснула от негодования.

— Бесстыдство? — Алена растерялась на какой-то миг. — Да ведь я замуж выхожу. Понимаете, замуж!

— Почему же так скоропостижно? — ехидно спросила Кира.

— Откуда вы взяли? — парировала Алена. — Мы с Иваном давно все решили!

— С Иваном… — скептически усмехнулась Кира. — Решили, значит, поставить меня перед фактом. Не выйдет!

— Как это — не выйдет?! — Алена сдерживалась из последних сил. — Вы просто… не имеете права!

— Ах, так! — нервно засмеялась Кира. — Теперь вы о правах вспомнили… Имейте в виду — у вас еще обязанности есть!

— Кира Анатольевна, я вас очень прошу… У меня просто нет больше сил… и времени. Я все равно улечу!

Она быстро пошла к выходу. Кира вскочила.

— Санина, стойте! Я запрещаю!

И загородила Алене дорогу.

— А я полечу! — тихо, но уверенно сказала Алена, не отводя глаз от гневного лица своей директрисы.

— Я вам… выговор объявлю! — тяжело глядя на девушку, пообещала Кира.

— И зря это сделаете… Я все равно улечу!

— Нет, не полетите!

— Полечу!

— Молчать! Молчать…— негромко и поэтому как-то особенно странно приказала Кира.

— Все равно… полечу… полечу… полечу! — тише, но все также настойчиво продолжала твердить девушка, опускаясь в кресло.

— Никуда ты не полетишь, девчонка! — гневно бросила Кира, страшная и прекрасная в этот момент.- Никуда ты не полетишь, девчонка..

(на распев, гремит гром, Кира делает пасс руками)

— Изымаю весну из сердца твоего! Вкладываю туда зиму!

(свет гаснет. Раздается удар грома)

(зажигается свет, Кира и Алена сидят напротив друг друга в креслах)

(Алена преображается – исчезает ее коса, сама она покорная, но одновременно надменная)

— Извините, Кира Анатольевна. У меня голова что-то… — неуверенно произнесла она.

— Ничего, ничего, — все так же мрачно откликнулась директриса.

— Позвольте заверить вас, Кира Анатольевна, что я приложу все усилия, чтобы под руководством нашего уважаемого Аполлона Митрофановича и под вашим личным контролем организовать хороший вечер во время приема волшебной палочки. Ведь это может иметь для вас большое, даже особое значение! Я правильно рассуждаю?

— Теперь совершенно правильно, — одобрила Кира.

— Благодарю за доверие! — Алена встала и пошла к кулисе, пошатнулась, взялась за голову, но потом оправилась и обернулась к Шем…

— Наверно, каблук подвернулся, — оправдывая неожиданное недомогание, сказала Алена.

— Да, да, — подтвердила Кира. — Это скоро пройдет.

(Алена вышла. часы бьют восемь, Шем. Сидит в кресле и смотрит в его поверхность )

— Вопрос первый, — говорит она громко и зловеще — Правильно ли я поступаю с Аленой?

— Нет.
(запись голоса)

— Она сама виновата! — восклицает Кира. — Нельзя прощать вероломство! — Кира отворачивается. — Кроме того, Иван Петрович… тоже должен понять и почувствовать свое заблуждение… или наваждение, не знаю уж, что тут ближе к истине.

— Тобой владеет гнев. Ты несправедлива.

— На моем месте каждая поступила бы так же! — запальчиво возражает Кира.

— Ты — не каждая и должна быть осторожной, — произносит отражение.

— Почему я все время должна жертвовать собой?

— Другими жертвовать легче…

— Хорошо, покажи мне… ее. (звук волшебства) Вот она.. Соперница. Разлучница. Смотри ж ты, чай с Сатанеевым пьет. Букет цветов. Как изменило ее заклятье мое, может я и погорячилась, все-таки… Теперь, зеркало, покажи мне… его. (меняется в лице) Ах, вот оно как.. Ждет ее возле трапа самолета. Погоди же. Не дождешься..

— Убрать! — резко говорит Кира. — Пусть все остается, как есть! А Алене и ее жениху нельзя встречаться. Ни в коем случае. Если до наступления Нового Года они встретятся, то…(шепотом)… все пропало!

(Песня Шемаханской. Подтанцовка с зеркалами.)

 

4 действие.

(декорации меняются на мастерскую древесины, реквизит)

(В углу горько всхлипывала Катенька, Алена сидит в центре, Верочка утешает Катю)

— … Раз и навсегда запомните, Катя, — стальным голосом наставляла девушку Алена Игоревна. — Я не потерплю в своей лаборатории таких вызывающих одеяний. Здесь не мюзик-холл!

(Вера смотрит с непониманием и ужасом на Алену)

А. — А если не хотите, милочка, уважать нашу нравственность, — продолжала Алена. — Что ж… Я никого не удерживаю!

( говорит нарочито громко. Входят чуть запыхавшиеся, румяные с мороза Ковров и Брыль)

К. — Ну, Аленушка, принимай подарок! —весело говорит Ковров, — Это от нас.. билет в Москву! Рейс триста тринадцать, место тринадцать, билет в восемь ноль две.

Б.— А я телеграмму послал, — объявляет, подмигивая, Брыль. — Встретит вас Иванушка честь по чести. И дай вам бог, как говорится…

Алена холодно окинула взглядом веселых помощников.

А. — Вас, товарищ Брыль, я и не просила ни о какой телеграмме. Напишите на мое имя докладную. Объясните свое отсутствие в рабочее время.

Брыль онемел.

К. — Ты что, Аля?.. — все еще улыбаясь, спросил Ковров

А. — Я вам не Аля! — повысила голос. — Будьте добры называть меня по имени-отчеству! Билет сдайте, я никуда не лечу. Вам разве неизвестно, товарищ Ковров, что распоряжением самой Киры Анатольевны Аполлон Митрофанович и я назначены готовить новогодний вечер? И вы оба нам будете помогать.

К. — Подождите, подождите, — встрепенулся Ковров. — Какой вечер? Алена возмущенно уставилась на Коврова.

А. — Виктор Петрович, разве я неясно выразилась?

Молчание.

А.— А вам, товарищ Ковров, — продолжала Алена, — не мешало бы привести себя в порядок: постричься, надеть нормальный костюм. Хотя бы как у товарища Брыля.

Ковров хотел что-то сказать, но в это время из-за кулис выглядывает и секретарша Ольга.

О. — Ну что? Летишь? — ласково обратилась она к Алене.

А. — А вот это, милочка, вас абсолютно не касается! — отрубила Алена.

Несколько мгновений Ольга стоит с открытым ртом. Из столбняка ее вывел подошедший Сатанеев.

С. — Алена Игоревна у себя? — спросил он.

О. — У себя, но, кажется, не в себе, — резко ответила Ольга и пошла прочь.

Сатанеев проходит дальше. Алена поднялась ему навстречу. Лицо ее озарилось приветливой улыбкой.

А. — Очень рада видеть вас, Аполлон Митрофанович! Заходите, садитесь… вот сюда, пожалуйста.

Ковров, Брыль и Верочка переглянулись, совершенно сбитые с толку. В углу всхлипнула Катенька.

— Перестаньте реветь! — зашипела на нее Алена. —Займитесь украшением холла к празднику! Обе.

(Она перевела властный взгляд на Верочку. Катенька опрометью бросилась к двери. Сатанеев проводил ее недоуменным взглядом.)

А. — Не обращайте внимания! — улыбнулась ему Алена. И перешла к главному: — А ведь я к вам собиралась, Аполлон Митрофанович!

Са. — Приятно, приятно слышать! — осторожно улыбнулся Сатанеев.

А. — Можете радоваться, вам повезло, я никуда не еду!

.С.— Очень рад, — сладко улыбаясь, заблеял он. — Очень, знаете ли… За вас, в первую очередь…

А. — А еще мне, кажется, суждено встречать Новый год в вашем, дамский угодник, обществе!

С. — Я буду бесконечно счастлив… сотрудничать с вами, — сказал Сатанеев, показывая ей глазами на присутствующих.

Алена понимающе кивнула.

А. — Что вы намерены мне поручить? (голос Алены ласковый, сладкий)

С. – (удивленным голосом) Ансамбль, Алена Игоревна. И только отличный требуется. Кира Анатольевна строго предупреждала.

А. — Ковров! — позвала Алена. — Надеюсь, вы следите за нашей мыслью?

К. — Конечно, слежу, — мрачно сказал Виктор. — Я за всем слежу…

Алена внимательно посмотрела на него, словно предостерегая от дальнейших высказываний, и приказала:

А.— Так вот. Завтра утром доложите ваши соображения по поводу ансамбля.

К.— Да что же я доложить смогу! — в отчаянии воскликнул Ковров. — Откуда у меня за ночь ансамбль возьмется!

Алена гневно отвернулась от Коврова и обратилась к Сатанееву:    

А. —Вы магистр или не магистр?

К.— Ну, магистр, — набычась, признался Ковров.

А. — Без «ну», пожалуйста!

К. — Хорошо, магистр. Без «ну» и без НУИНУ тоже, — дерзко заявил Виктор.

С. — А вот тут вы, молодой человек, заблуждаетесь, — мягко, но решительно врезался в разговор Сатанеев. — Только в нашем штате числятся чародеи, так что без НУИНУ вы так… отдельная личность, не более. Простите, Алена Игоревна…

А. — Очень верное и своевременное замечание! — подхватила Алена. — Надеюсь, вы все поняли, Ковров?

Виктор смерил Сатанеева ненавидящим взглядом, потом внимательно посмотрел на Алену. Она сидела в кресле прямая, властная, совершенно непохожая на ту Алену Санину, которую он знал со студенческой скамьи.

К. — Кажется, понял, — превозмогая себя, сказал он.

Б. — Мы поняли, поняли, — пролепетал Брыль, выглядывая из-под локтя Коврова и незаметно подталкивая его к выходу.

С. — Очаровательница! Не надо волноваться! Ваше самочувствие — для меня главное…

(Он пытается взять ее за руку, но Алена убирает руку. Уходят.)

К. — Да. Дело тут нечисто. Нам бы только узнать, что именно произошло. — Ковров хватается за лоб.

Б. —Никак не узнать.. Может, это..как оно . головокружение от успехов?

К. — Не похоже.. Уж очень она изменилась, наша Алена Игоревна. И как-то сразу… Тут дело серьезное.

Б. — Наверняка Сатанеев кашу заварил, — буркнул Ковров

Из-за кулисы неожиданно выходит представитель Кавказа и с радостным возгласом бросился к ним.

Г. — Товарищи, дорогие, помогите выход найти! Совсем заблудился! Шесть часов — сразу все исчезли. По волшебству, да? Спросить не у кого.

К. — По волшебству, — кивнул Ковров и обратился к Брылю: — Начерти ему план. Бумага есть?

Брыль достал из кармана мятый листок и принялся чертить на листке, положив его на портфель, услужливо подставленный гостем. Тот напевал что-то веселое и то и дело поглядывал на часы.

К. — Торопитесь? — сквозь зубы спросил Ковров.

Г. — Очень! — сразу откликнулся представитель Кавказа, которого распирало желание поделиться с кем-нибудь своими радостями. — Завтра дома буду! Наряд подписал, да, дорогой! — Он выхватил из кармана мятую бумагу с печатями и помахал ею перед носом Коврова. — Думал, до Нового года просижу. Даже в кресле заснул. Вдруг — гром, озоном пахнет! Думал, горим!…

К. — Где вы слышали гром? — перебил его насторожившийся Ковров.

Кавказец кивнул на декорацию, где обозначено «Кабинет директора».

Г. — Там, за дверью. И молния сверкнула. Замечательный у вас институт, коридоров только многовато.

Он схватил исчерченную бумажку.

— Спасибо вам, спасибо! — И пошел, почти побежал по коридору.

Из приемной выскочил Брыль, прислонился к стене рядом с Ковровым.

Б.— Заколдована…

К. — Знаю. Кем?

Б. — Самой Шемаханской.. Расколдуется, только если жениха до Нового года поцелует…

К.— За что ее?

Б. — Неясно. Вроде Сатанеев накрутил: работника ценного теряем. А сам Алене проходу не дает.

Ковров свирепо выпятил челюсть.

— В прах обращу! В грязь, в слякоть!

Брыль безнадежно махнул рукой.

Б. — Не поможет…

К. — Да, пожалуй, А Кира-то? (возмущенно) Умница, талант, разобраться не смогла…

Б.— Что — Кира! — Брыль пожал плечами. — Тоже ведь девушка…

К. — Ладно, — решительно — Причитания отменяются. Будем действовать.

Б. — Как действовать? — уныло возразил Брыль. — Ты Киру не переубедишь. Киврин бы мог, но он уехал…

К. — Жениха сюда переправим.

Б. — Как?! (Брыль выпучивает глаза)

К. — Ну. Магистр я или не магистр?!

(Ковров делает пассы руками, сцена затемняется, начинают мерцать огоньки и лампочки декораций, музыкальный эффект, свет гаснет)

(на сцене появляется Пухов и Нина)

 

К. — Вы ведь точно Пухов Иван Сергеевич?

П. – Я. Что происходит?!

Н. – Ой, Ванечка, я кажется поняла. Мы в Китежграде! Да ты же мне сам про НУИНУ рассказывал, смотри!

(показывает на надпись НУИНУ)

Б. – Ну так вот. Мы помочь вам хотим, мы друзья Алены Игоревны..

Н и П переглядываются.

П. – Что с ней? Она не прилетела. Не ответила на звонок. Я уже сам думал в это ваше НУИНУ ехать!

К. —Алену Игоревну крепко заколдовали. (возглас удивления от Нины. Пухов отшатнулся). Весну, то есть любовь и все такое прочее, из сердца ее вынули, а зиму вставили! — Он вздохнул. — Вот такие дела. — И посмотрел на Ивана.

П.— Вы что это, серьезно, что ли?

Б. — Вполне. Теперь по порядку… Поскольку Алена Игоревна заколдована, сами понимаете, узнать вас она никак не может… потому что знакомство ваше только с любовью было связано. Так?

П. — Так.

К.— Вот. А в остальном она все понимает, оценивает… Только не как раньше, а иначе… Почти наоборот. Так что вы уж с ней поосторожней, пожалуйста…

Н. — Что же ему делать? — с отчаянием спросил Иван. — Он ведь любит ее!

К.— Да мы понимаем! Это и хорошо! Потому что вот такой отыскался зигзаг волшебный: если она вас до новогодней полночи поцелует, так сразу и расколдуется.

П. — Как же она меня поцелует, если узнать не сможет?

Б.— В том-то и вопрос! Но первым делом, Иван Сергеевич, надо вам предлог придумать..

П— Какой же? — с надеждой спрашивает Иван.

Б. — Вы ведь музыкант, правильно?

П — В некотором роде, — осторожно подтверждает Иван.

К. — Вот и прекрасно! Мы вас ансамблем представим!

П. обращается к Нине, — Мы теперь ансамбль, понятно?

Н. — Более понятливых на свете нет, Ваня, — Нина улыбается ему. — Кем надо, тем и будем. Хоть балетной труппой.

(на сцену вальяжной походкой выходят Шем, САт, Алена и Камнеедов)

С.— Товарищи ансамбль! — требовательно Сатанеев. — Что там у вас? Мы ведь ждем!

Нина резво выскочила вперед:

Н. — А мы готовы! Здравствуйте!

Брыль и Ковров недоумевающе переглянулись.

А. — Здравствуйте, — уставясь на девочку, отозвалась Алена, еще не замечая Пухова. — Вы кто?

Н. — Я? — Нина обвела всех удивленным взглядом. — Как, неужели вы меня не узнали? Нина Бойцова, лауреат международного конкурса, меня два раза по телевизору показывали!

Сат.— Да, конечно, лауреатов мы знаем… только в жизни вы… немного другая. В общем, мы готовы послушать вас.

К.— Она? — тихо спросил Ивана Ковров.

П.— Она! — одними губами произнес Иван..

Иван сделал шаг вперед, пока Сатанеев усаживал Шемаханскую на стулья.

— Здравствуй!

Алена подняла недоумевающие глаза, томно улыбнулась.

— Здравствуйте…

— Ты меня не узнаешь? — бледнея, спросил Иван. Камноедов повернулся всем своим могучим телом к Ивану и нахмурился:

Камн. — А собственно, почему Алена Игоревна вас должна узнавать? Вы разве знакомы?

Л. — Не припоминаю… — растягивая слова, кокетливо произнесла Алена, пристально разглядывая молодого человека.

(Брыль подскакивает ) — Вы обознались, дорогой товарищ! У нашей Алены Игоревны лицо довольно типическое…

А. — Что?! — Алена чуть не огнем начала дышать, — Кто вам дал право на подобные суждения о моей внешности?

К. — Безобразие, товарищ Брыль! — рявкнул Камноедов. — Вы это прекратите!

Б. — Так ведь я ничего не хотел, — забормотал испуганный Брыль. — Я только насчет того, что товарищ заблуждается…

К. — Сами вы заблуждаетесь! — перебил его Камноедов.

Б — Стой на месте! — шепчет Брыль.

П.— Не хочу! — отвечает Иван тоже шепотом.

К.— Себя погубишь! — цедит сквозь зубы Ковров.

П. — Ну и пусть! — рвется вперед Иван.

Б. — Ее погубишь! — предупреждает Брыль.

П. — Стою… — шепчет Иван, обмякая.

Шем. — Пожалуйста, — произнесла Кира. — Мы вас ждем.

К. — Давно, — счел необходимым добавить Камноедов.

Не слушая его, Кира слегка кивнула Алене.

А. — Что вы нам исполните? — любезно осведомилась Алена. Иван, не отрывавший глаз от девушки, прокашлялся.

П. — Одну песню, которую, возможно, вы вспомните…

по-прежнему глядя на Алену, произнес:

П. — Песня о зиме..

А. — Очень хорошо, — улыбнулась Алена и посмотрела на Киру. — Прямо для Нового года.

(Песня Нины «Три Белых Коня»)

 

Н. — Вам не понравилось?

Алена обернулась к девочке.

А. — Нет, нет, очень… мило. Во всяком случае, ты просто молодец!

И, привстав с кресла, она поцеловала девочку. Глаза Нины расширились. Схватив Алену за руку, она потащила ее за собой, к Ивану.

Н. — Не меня, не меня! Его поцелуйте! Это он, он песню придумал, скорее, ну, прошу вас, очень прошу!

Ошарашенная таким напором, Алена сделала несколько шагов к Ивану. Мужчины в «ансамбле» даже подались вперед. Иван замер. Но, сделав несколько шагов, Алена опомнилась, остановилась и вернулась назад. Привставший было Сатанеев снова, со вздохом облегчения, уселся в кресло. В неожиданно возникшей тишине прозвучал негромкий голос Киры:

Шем.— Спасибо. Мы сообщим вам свое решение.

(артисты во время ухода)

Н. — Дядя Фома, а я ларец на столе видела! Красивый такой, резной. Что там?. —?

Б.— В П, то есть волшебная палочка! Там и лежит, — рассеянно ответил Брыль.

Н. — Может, она помочь нам может!? — сгорая от любопытства, допрашивала Нина.

Б.- Нет, милая девочка, не поможет нам ни волшебная палочка, никакое другое колдовство. А только сила любви.

(уходят, и Сатанеев начинается на повышенных тонах рвать и метать).

Сат. — Как вам это нравится? — обратился он к Кире. — Неслыханно! Просто неслыханно! Ребенка явно подучили.

Шем. — Мне, в общем, нравится, — спокойно сказала она. — Оригинально, как вы правильно заметили. Не у всех на слуху. Надо пригласить их на завтрашний бал.

С. — После всего, что произошло? — возмутился Сатанеев.

Шем. — А что произошло? — слегка нахмурилась Кира. — Разве было что-нибудь недостойное, Алена Игоревна?

А. — Нет, — спокойно ответила Алена. — Я не знаю, почему наивный поступок девочки вызвал такую реакцию у Аполлона Митрофановича.

Сатанеев подошел вплотную к Шемаханской.

С. — Она не знает, — конфиденциальным тоном заговорил он. — Но мы-то! Ансамбль этот надо гнать в шею.

Шем твердым голосом. — Пригласите их на завтра и обеспечьте все условия. Алена Игоревна, прошу за мной. Нам необходимо обсудить все моменты еще раз, итак…

Сатанеев развел руками. Все уходят, кроме него.

 

(монолог Сатанеева, во время которого он крадет волшебную палочку и подменяет ее на обычный карандаш)

 

5 действие. Финал.

— Люди! Человеки! Аууу…— кричал гость, проходящий по сцене в момент смены декораций. — Где здесь выхо-од?

Видит тень Сатанеева, убегающего с волшебной палочкой. Представитель Кавказа остановился на том месте, где только что была человеческая фигура. Порывается догнать, но Сатанеев ускользает.

— Мираж… — тоскливо произнес он. — Галлюцинация. Опять нет выхода. Эй, кто-нибу-у-удь?

 

(открыта основная декорация, слегка задрапирована)
(под музыку выходит ученый совет в полном составе и еще пара человек из массовки, все одеты нарядно и по-новогоднему)

(Из-за декорации под руку с Сатанеевым появляется Алена. Иван находится среди гостей, музыка обрывается)

А. — Минуточку внимания! — пользуясь паузой, провозглашает Алена. — Я хочу поделиться с вами своей радостью. Представляю всем моего будущего мужа — Аполлона Митрофановича Сатанеева. Надеюсь, вы все его достаточно знаете.

(Общее замешательство. Неуверенные аплодисменты. Верочка бросается вон из зала. Катенька бежит, чтобы остановить ее. Иван в ужасе смотрит на происходящее.Ковров и Брыль становятся рядом)

К. — Не сдавайся, Иван!

П. — Я никуда не уйду! — твердо объявляет Иван.

Б. – Правильно, Ваня! Часы еще не били!

Нина, во все глаза глядевшая на Ивана, одобрительно кивает и улыбается.

Н. — Дядя Ванечка! Вы даже не знаете, какой вы молодец!

Сатанеев между тем, изготовившись произносить речь, расправляет бумажку и, поглядывая в нее, начинает говорить хорошо поставленным голосом:

С. — Друзья мои, сотрудники и соратники! Сегодня счастливейший день…

(все начинают аплодировать)

С. – Сегодня.. счастливейший.. (снова аплодисменты)

Шем.— Внимание! — говорит Кира, выходя на центр сцены и тем самым привлекая к себе внимание.

Камнеедов предлагает ей ларец, и Она достает в.п, поднимая ее, и оборачивается к комиссии.

Шем.— Вы видите — этот зал пуст. Сейчас я взмахну волшебной палочкой, и здесь появится все, что необходимо для встречи Нового года! Раз, два, три!

Кира красиво повела в воздухе волшебной палочкой. Ничего не произошло. В зале послышался недоуменный ропот. Растерянная Кира еще раз взмахнула «волшебной палочкой» — тот же результат.

— НУИНУ! — растягивая звуки, произнес один из членов комиссии.…

В комиссии сердито засмеялись..

С. — Смотрите, что сейчас будет. Следите за мной! — шепнул Сатанеев Алене.

И вышел вперед, пряча в рукаве волшебную палочку.

С. — Дорогие друзья! Высокая комиссия! Хоть меня грубо прервали, я вновь вынужден взять слово. Только что я услышал, как славное название нашего учреждения произнесли в унизительной форме — этого я не могу стерпеть. Долгие годы оставаясь в тени, в неизвестности, на второстепенных ролях, я нес тяжкое бремя, исподволь создавая славу нашего института. Я принимаю на себя всю полноту… потому что, как вы сами убедились, Кира Анатольевна явно не способна… Сейчас я сделаю то, чего не смогла сделать госпожа Шемаханская.

Все смотрели на Сатанеева. В зале стояла напряженная тишина.

Сат. — И потому я считаю, что должен, вопреки своей скромности, оказаться, так сказать, на коне и занять наконец высший пост.

Сказав это, Сатанеев взмахнул руками. Послышался нарастающий свист. Погас свет. Женщины завизжали. Свет зажегся, а Сатанеева нет.

— Час от часу не легче! — Председатель комиссии развел руками. — Кира Анатольевна, что все это значит?

Шем. — Сама не понимаю, — призналась Кира. — Прошу терпения. Сейчас все выяснится.

— Мы — комиссия! — веско сказал Председатель. — Прошу не забывать. Объективность — пожалуйста, компетентность — обязательно, даже снисходительность… в отдельных случаях. Но терпение — это не наша функция.

К Кире подошла взволнованная Алена.

А. — Кира Анатольевна, где Сатанеев?

Кив. — Как — где? — послышался из дверей веселый басистый голос, и в зал вступил Дед Мороз с большим мешком, картонным носом и бородой из ваты, усеянной блестками. — На коне. Сам видел! Занял высший пост на самом высоком коньке здания, по собственному желанию!

Толпа подняла голову и все заохали.

Ковр. — — Я же тебе говорил! — восторженно прошептал Ковров Ивану, — Еще не точка! Часы еще не били!

— Немедленно снимите его! — сжав кулачки, потребовала Алена.

(в зале никто не двигается)

А. – Я вам говорю, снимите моего жениха!Алена гневно и беспомощно оглянулась.

А. — Неужели здесь нет никого… Ни одного настоящего мужчины?

Иван, как подстегнутый, сорвался с места.

— Зачем же он, — с досадой махнул рукой Ковров. — Эх, простота!

— Ничего, все верно! — стукнул посохом Дед Мороз. — Все так и должно быть!

Пух говорит,

— Держитесь! Я сейчас! — , выходя за пределы декораций.

Толпа внизу ахает, все смотрят вверх. Нина зажмуривается, но сразу вновь открывает глаза.
Голоса за кулисами.

П.— Руку давайте! — хрипит он.

— Снимите меня отсюда, — клацая зубами, твердит Сатанеев. — Снимите только… Я для вас все сделаю!

Алена с волнением смотрит, что делается наверху.

— Держитесь за меня… Так… Так…

— Спасибо… — кричит Сатанеев. — Я вас не забуду…

Под восторженные аплодисменты Иван вводит дрожащего Сатанеева в зал. Перед ним расступаются. Иван опускает Сатанеева на край эстрады.

Сат.— Позвольте пожать вашу руку! — проникновенно говорит Ивану Сатанеев. — Как только меня утвердят директором, я объявлю вам благодарность в приказе.

Кивр. — Вот это по-сатанеевски! — хохочет Дед Мороз. — С размахом, дешево и мило!

Вокруг смеются. Сатанеев непонимающе озирается.

Кивр. — А вы что скажете, Алена? — обращается к Саниной Дед Мороз.

А. — Я? — Алена, вздрогнув, оглядывается. И смотрит точно на Пухова. Все смотрят на нее. — Разве нужно обязательно говорить?

Она направляется к Ивану. Толпа расступается перед ней. Сатанеев бросается за ней вслед:

Сат. — Очаровательница, подождите!

Кира тоже делает шаг навстречу Алене:

Шем.— Санина! Остановитесь!

Кивр.— Иди, милая, иди! — преграждая дорогу Шемаханской, рокочет Дед Мороз. — Ты меня слушай, сейчас мое время!

Алена приближается к Ивану. Сатанеев пробивается сквозь толпу с явным намерением задержать ее. Ковров ловко подставляет ему ногу. Сатанеев падает, вытянув вперед руки. Из его рукава вылетает волшебная палочка, скользит и упирается в ботинок стоящего на пороге представителя Юга.

Г. — Люди! — шепчет он, жмурясь от яркого света. — Наконец-то я нашел вас!

А. — Я ведь говорила, что в новогоднюю ночь сбываются даже несбыточные мечты? — сдержанно улыбаясь, говорит Алена.

Пух.— Да! — боясь пошевелиться, чтобы не спугнуть мгновение, едва слышно шепчет Иван.

А. — Ну, так вот… — Алена поднимается на цыпочках и тянется губами к губам Ивана.

Сат.— Очарова… — блеет в ужасе, стоя на корточках, не успевший подняться Сатанеев, но не успевает договорить до конца.

Раздается удар грома. В зале меркнет свет, сверкает молния.

Мгла рассеивается. Алена стоит в объятиях Ивана.

А. — Что со мной? — Она проводит ладонью по лбу.

Иван подхватывает пошатнувшуюся девушку.

Пух — Теперь все хорошо, Аленушка. Аленушка, все прекрасно!

Алена обводит зал сияющими глазами.

А. — Друзья! — звонко кричит она. — Друзья! Это мой жених… Это он, мой Иванушка!

Все бегут к ним, обступают тесным кругом, слышится смех, приветственные возгласы и восторженный визг Верочки и Катеньки, обнимающих Алену.

Кивр.— А вот — моя невеста! — громовым голосом провозглашает Дед Мороз, указывая на Киру.

Он срывает с себя бороду и оказывается Кивриным.

Шем.— Убирайтесь вон! — Гневно сверкая глазами, Кира вырывается из объятий Киврина. — Вон со своим картонным носом фальшивой бородой! Шут, паяц! Я все знаю!

— Что, что вы знаете? — удерживая ее, спрашивает Киврин.

— Вы в Москве Алену ждали!

— Я?! — От неожиданности Киврин выпускает Шемаханскую.

— Да! Ждали до последней минуты!

— Нет, глупая ты чародейка! У нас с Аленой рейс просто один был, а замуж она за другого Иванушку собралась. За Ивана Сергеевича Пухова.

— Неужели… — говорит потрясенная Кира. — Неужели…?!

— Ну наконец-то! — весело смеется Киврин.

Не обращая ни на что внимания, Сатанеев ползает на корточках среди толпы, тщетно пытаясь найти оброненную волшебную палочку.

Сат. — Где же она? — бормочет он. — Нельзя же потерять все так сразу!

Нина внимательно следит за ним и вдруг замечает волшебный карандаш у ног Гостя. Она бросается и хватает карандаш. Сатанеев устремляется следом.

Сат.— Немедленно верни карандаш! — требует он.

Н.— Это не карандаш! — заявляет Нина, пряча за спину. — А волшебная палочка!

Гость с Юга с любопытством прислушивается к разговору.

Сат. — Не говори глупостей! — шипит Сатанеев, пытаясь поймать девочку. — Это мой карандаш!

Г. — А мы сейчас проверим, — заслоняя собой Нину, предлагает гость. — Загадай желание, девочка, и сделай вот так.

Он воспроизводит жест, который он подсмотрел у Киры.

— Вы не имеете права! — вскипает Сатанеев.

— Как не имею? — удивляется гость. — У меня наряд! И подпись есть.

Представитель Юга кивает Нине: — Делай, как я сказал.

Н. — Палочка-выручалочка, выручи нас всех! — быстро произносит девочка выходя на центр сцены. — Сделай так, чтобы мы все-таки встретили Новый год. А то эти взрослые со своей любовью совсем про него забыли.

И тут происходит давно запланированное чудо. С декорации падает завеса, а там накрытые столы, елка. Все удивляются, звучит музыка волшебства, а Нина с палочкой-выручалочкой — в центре зала.

Шем. — Вот это и есть наша волшебная палочка в действии, — весело говорит Кира, обращаясь к комиссии.

— Замечательно, замечательно, очень эффектно! — одобрительно кивает Председатель.

— Будем рекомендовать для внедрения в сферу услуг, — заключает Председатель.

Кира улыбается и выходит вперед.

Шем. — И вот добро и любовь снова победили. Желаем вам Радости и Света!
С Новым годом, друзья!

Все. — С новым годом!

(песня «Снежинка»)

Ответить

Почта не будет опубликована.Обязательны для заполенения *